ГАУ МО «Балашихинское информагентство»

Яндекс.Погода

воскресенье, 30 апреля

ясно+18 °C

Онлайн трансляция

Неслучайная случайность

22 февр. 2017 г., 14:15

Просмотры: 139


Предлагаем вам, уважаемые читатели, очерк известного в городе журналиста Аллы Георгиевны Огуз, который наша коллега написала по просьбе редакции «Городского вестника». В этом историко-краеведческом повествовании как в капле воды отразилась естественная потребность поколений россиян сохранять историческую память о славных именах героев всех времён: от солдат до государственных деятелей. Именно благодаря воспитанию молодёжи на примерах самоотверженного служения Родине такие понятия, как патриотизм, защита Отечества, любовь к родному краю остаются главными скрепами Российского государства.

Свидание с Екатериной

Прошлогоднее лето подарило автору этих строк незабываемые впечатления от многочисленных пешеходных прогулок по переулкам и улочкам Москвы. А одна из них стала самым настоящим сюрпризом. Вернее, бесценным подарком.

В солнечный августовский день мне захотелось доехать до Нового Арбата и посмотреть, как там стало после проведения грандиозных реставрационных работ, продолжавшихся всё лето.

Когда я вышла на станции метро «Библиотека имени Ленина», трудно объяснить почему, но ноги сами понесли меня в небольшой дворик музея архитектуры имени А.В. Щусева, расположенного рядом с главной российской библиотекой. И вот здесь произошло то, о чём даже не помышляла… Передо мной во всей своей красе предстала она… И ведь как момент-то подгадала!

 

В то самое время, когда произошла эта неожиданная встреча, я была полностью погружена в богатейшее познавательное пространство книги «Старая Москва», которую читала с наслаждением. Её автор – известный журналист и историк-краевед Михаил Иванович Пыляев жил во второй половине XIX века. Хотя, казалось бы, к чему читать книгу о Москве, написанную более ста лет назад? Но ведь из современных путеводителей мы не узнаем, каким в прошлые века был город, а также нравы, традиции и потребности его жителей. А если и узнаем, то полученная информация будет явно материалом, переписанным из других переписанных материалов и не всегда, к сожалению, верным.

Буквально накануне поездки я несколько раз перечитала вторую, третью и восьмую главы «Старой Москвы», в которых со всеми подробностями автор, опираясь на изученные им первоисточники, рассказал о графе Петре Александровиче Румянцеве-Задунайском, с именем которого неразрывно связана история нашего города. Благодаря многочисленным публикациям в городских газетах, экспозиции в краеведческом музее Железнодорожного и проложенному экскурсионному маршруту многие наши горожане знают о заслугах П.А. Румянцева, об одержанных им победах и о том, что в ознаменование посещения его усадьбы Троицкое императрицей Екатериной II в имении был установлен памятник. Названия Троицкое-Кайнарджи на местных картах давно уже нет. Но есть в книге М.И. Пыляева глава VIII, в которой рассказывается и об усадьбе, и о визите императрицы, и о памятнике с его верным описанием.

 

«До 1760 года история этой местности не представляет ничего замечательного, но с этого времени, когда оно перешло во владение графа Румянцева, для него настали лучшие годы. Скоро там сооружена была церковь с двумя колокольнями, выстроен обширный дом, разведён сад, устроены огромные оранжереи, выкопаны пруды и прочее. Графиня Мария Андреевна, мать Задунайского, особенно полюбила Троицкое и даже предпочитала его южным поместьям сына.

Август 1775 года особенно памятен для Троицкого; в это время императрица Екатерина II здесь праздновала Кучук-Кайнарджийский мир после своего десятидневного празднества в столице. По преданию, государыня встретила там великолепный бал и народный праздник. Троицкое в то время представляло роскошную царскую дачу, вроде французского Версаля, где государыню окружал весь блестящий её двор. Министры, вельможи, полководцы, иностранные послы, несколько полков гвардии расположены были по окрестным полям и рощам Троицкого; тысячи людей пировали на празднике; для всех был стол, и вино для всех лилось полной чашей. Верстах в двух от теперешней фермы старожилы указывали место под названием «Столы»; здесь праздник продолжался несколько дней. Для государыни были разбиты роскошные шатры, в одном из них был накрыт обеденный стол; после стола царица слушала музыку, цыганские песни и смотрела на пляску. Вечером после заревой пушки была иллюминация и фейерверк; по преданию, государыня отослала почётный караул, назначенный для неё, в лагерь за Кагульскую ферму, препоручив себя караулить народу, кочевавшему всю ночь в Троицком саду и селе.

Государыня, уезжая из Троицкого, изъявила желание, чтобы дом свой в имении граф назвал Кайнарджи, в память того, что здесь среди роскошного пира не забыт был и мир с турками. Кагулом же названа ферма, выстроенная в 1797 году графом Н.П. Румянцевым, старшим сыном фельдмаршала. Кагульская ферма в своё время была замечательная; здесь были собраны все русские растения и первые земледельческие орудия и машины. Управлял этой фермой знаменитый агроном Роджер, которому сельскохозяйственное искусство обязано введением особого плуга, изобретенного им.

После 1812 года всё это образцовое хозяйство рушилось, луга заросли травой, и былое отошло в область преданий. Младший сын Задунайского, Сергей Петрович, впрочем, увековечил эти предания, поставив там памятник, который находится теперь в Фениной. Вверху его стоит бюст императрицы, а ниже на белом мраморе надпись: «Кайнарджи»; под ним змея поднимает голову к трофеям Задунайского, но богиня Мира попирает змею и с пальмой в руке предстоит перед императрицей. На пьедестале памятника надпись: «От ЕКАТЕРИНЫ дана сему месту знаменитость, оглашающая навсегда заслуги графа Румянцева-Задунайского».

 

Сегодня на месте этого монумента на околице деревни Фенино стоит памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. А «следы Екатерины», согласно разным источникам, вели на территорию Донского монастыря. Однако лично мне найти там памятник самостоятельно не удавалось. И лишь прошлым летом, совершенно случайно заглянув во дворик архитектурного музея, я встала перед ним как вкопанная и сама, подобно памятнику, простояла, не шевелясь, минут десять. А потом, придя в себя, присела на скамеечку около монумента и произнесла вслух: «Ну, здравствуй, Катя! Вот и свиделись. Ты прекрасна!»

Да, передо мной был тот самый памятник, о котором шла речь выше. Он в хорошем состоянии. Разве что надпись на пьедестале видна нечётко. Но это единственная деталь, на которой отразилось время. А ещё одна мемориальная доска с чёткой надписью о перенесении памятника в 1934 году на территорию музея находится здесь же, во дворике – в ряду многочисленных фрагментов декора из разных усадеб, собранных хранителями российских сокровищ. Бережное отношение к памятнику подтверждает его защита от непогоды в зимний период. С приходом дождей и снегопадов над скульптурами было сооружено специальное укрытие.

Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева, основные здания которого располагаются сегодня на Воздвиженке, с 1934 года по 1991 год размещался на территории Донского монастыря. Его фондовые хранилища находились в храмах. Коллекция мемориальных и парковых скульптур, среди которых памятник из усадьбы Троицкое-Кайнарджи работы Василия Ивановича Демут-Малиновского, располагалась в Михайловской церкви. Для того чтобы его там отыскать, нужна была полноценная информация. И вот теперь он находится в самом центре Москвы, в пяти шагах от Кремля и в двух шагах от Российской государственной библиотеки, неразрывно связанной с именем Николая Петровича Румянцева – сына Петра Александровича Румянцева-Задунайского.

Уверена, что ничего случайного в жизни не бывает. А как иначе объяснить это моё свидание с Екатериной, состоявшееся на следующий день после прочтения о ней в книге М.И. Пыляева?

Алла ОГУЗ,

Фото автора

Для полноты впечатления от этой явно неслучайной истории нам остаётся добавить несколько штрихов.

Во-первых, благодаря сохранившимся памятным доскам теперь мы знаем точную дату установки аллегорической композиции в память посещения Екатериной II полководца П.А. Румянцева-Задунайского в его подмосковной усадьбе Троицкое-Кайнарджи – 1834 год, а ровно через сто лет, в 1934 году, этот памятник оказался в собрании музея архитектуры имени Щусева.

Во-вторых, для тех жителей большой Балашихи, которые интересуются достопамятными местами города, рекомендуем записаться на экскурсию в краеведческий музей Железнодорожного «Троицкое-Кайнарджи – усадьба полководца П.А. Румянцева-Задунайского». Телефон музея: 8 (495) 522-65-90.

И последнее. Для поклонников живописи сообщаем, что в настоящее время в крупнейшем выставочном зале Москвы – Большом Манеже – проходит юбилейная персональная выставка народного художника России Василия Нестеренко. Здесь, среди работ исторической серии «Россия – связь времён», представлено полотно «Триумф Екатерины» и портреты восьми сподвижников великой императрицы – российских полководцев. Среди них есть и парадный портрет генерал-фельдмаршала князя П.А. Румянцева-Задунайского.

Виктория ЯНШИНА